<< Главная страница

Глава четвертая - ФИЛОСОФСТВУЮЩИЙ РАСПУТНИК




- 1 -

Для предупреждения мадам Бриссол у полиции имелись более веские основания, чем простое подозрение или сплетни. 19 октября 1763 года к Луи Марэ пришла одна молодая женщина двадцати лет, зарабатывающая на хлеб насущный изготовлением вееров. Несмотря на то, что по своему положению эта особа относилась к вечно перемещающемуся ремесленному сословию городского населения, на протяжении нескольких недель она проживала в "Кафе Монмартра", окруженном высокими, тесно расположенными зданиями рю Монмартр, к северу от просторного великолепия Пале-Рояль и Лувра. Но изготовление вееров приносило мало денег Жанне Тестар, и вечерами она подрабатывала в качестве проститутки. Тестар считалась не простой уличной девкой, так как у нее имелся договор с мадам де Рамо, владелицей одного из фешенебельных борделей на улице Сент-Оноре, где она обслуживала избранных клиентов из привилегированного класса. Заведение мадам, расположенное в районе королевских дворцов, носило название "дом знакомств". Жанна Тестар зарекомендовала себя достаточно старательной девушкой в том, что касалось ее ремесла, но ночью 18 октября 1763 года она едва не совершила роковую ошибку. Напуганная до смерти, Жанна пришла в полицию, где поведала свою историю...
В тот вечер около восьми часов Тестар отвели на улицу Сен-Оноре. Там уже ее ждал клиент. За ночь, которую ей предстояло провести в обществе мужчины в его petite maison, она получила солидную оплату в размере двух луидоров золотом. Это оказался молодой человек аристократической наружности. Не называя его имени, она сказала, что у него были светлые волосы, хрупкое телосложение и на вид - года двадцать два. Слуга молодого человека Ла Гранж проводил девушку в нанятую карету, которая отвезла ее на другой берег Сены. Проследовав по темным улицам города, экипаж доставил Тестар в предместье Сен-Марсо, восточнее Люксембургского парка. Там она остановилась перед воротами, выкрашенными желтой краской. За чугунной оградой стоял элегантный дом. Молодой человек отвел девушку в комнату на первом этаже.
Он запер дверь комнаты на ключ, спрятал его в карман, после чего расспросил о ее религиозных верованиях. Потом начал хвастаться перед ней в том, что, когда совершал акты с другими девушками, многие из них произносили богохульные и грязные ругательства. Говоря все это, молодой человек воздел кулак к небу и, потрясая им, крикнул: "Если ты Бог, посмотрим, как ты накажешь меня!" Этот вызов звучит в произведениях Сада, исполненных религиозного бунтарства. Беспокойство Жанна Тестар начала испытывать еще до того, как он открыл дверь, ведущую во внутреннюю комнату, где происходили ночные события. Демонстрация культовых религиозных предметов, эротических картинок, нескольких розог и пяти плетей ее словно приготовили для проведения некоего непристойного ритуала. В этот момент немного озадаченная девушка попыталась отговорить молодого человека от его замысла, сказав, что беременна. В ответ он пообещал использовать ее противоестественным образом, как она скромно выразилась.
Но куда больше испугало ее его обещание пустить в ход плети, висевшие на задрапированной черной тканью стене. Некоторые из них казались особенно варварскими, так как их ремни имели металлические наконечники, нагреваемые перед употреблением. Сначала ей нужно было испытать плеть на нем, а потом этим "орудием труда" он собирался воспользоваться сам. Свою роль Жанна могла исполнить в шутку, в то время как молодой человек проявлял все признаки того, что намерения у него самые серьезные. Тем не менее, проявив обходительность, он позволил ей выбрать плеть, которой Тестар предпочитает быть избитой. Прежде чем они подошли к этому моменту, мужчина предложил ей провести с ее телом несколько физических экспериментов, чтобы посмотреть, как оно проявит себя в работе, словно намеревался проверить работоспособность красивой и сложной машины. Он подразумевал спринцовки и клизмы, которые также имелись в жутком оснащении внутренней черной комнаты. Ему и в голову не приходило, что девушка может воспротивиться противоестественному половому акту или какой-то другой просьбе, так как это, в его представлении, считалось всего лишь минимумом ожидаемого от нее.
Если бы Жанна Тестар была более образованной молодой женщиной, она могла бы предположить - это всего лишь замысловатая шутка, заимствованная, возможно, из школьных розыгрышей "Клуба адского огня" в Англии, члены которого представляли собой самую высшую знать и наиболее апатичных из политических тяжеловесов. Церемонии такого рода порой носили скрытый дух бунтарства, но зачастую являлись просто любительскими спектаклями, приносившими чуть больше восторга, чем скучные страницы пристойного готического романа. В данном случае молодая женщина прониклась ощущением, что находится в запертой комнате наедине с опасным сумасшедшим, который на самом деле собирается проделать с ней все, о чем говорит. Он не шутил, когда говорил ей о желании выпороть ее и иметь с ней анальный половой акт. Действительно, после того, как сей человек все это с ней проделает, единственным способом для него обезопасить себя остается заставить ее замолчать. Жанне Тестар повезет, если она не найдет свой конец в Сене с перерезанным горлом. Если же такое случится, мадам де Рамо из "дома знакомств" на рю Сен-Оноре вряд ли станет афишировать свою причастность к преступлению и ни за что не отправится в полицию, чтобы рассказать историю девушки, которая станет еще одним трупом, найденным в реке.
Жанна взяла себя в руки и попыталась найти способ вызволить себя из затруднительного положения. К этому моменту молодой человек вытащил пистолеты и шпагу, заверив ее, что будет вынужден пустить их в ход, если она не подчинится его требованиям. Тестар заговорила его, вернув внимание к предмету богохульства, пообещав, несмотря на свое физическое состояние, которое не позволяет ей подчиняться всем его настоящим приказам, все же стать помощницей в опытах по черной магии. Жанна, например, может встретиться с ним в семь часов утра в следующее воскресенье, чтобы сопровождать его на мессу. Там они утаят священные облатки, данные им священником, и вернутся в потайную комнату, где предадутся незабываемой оргии, а предлагаемым им извращениям она будет отдаваться с большим энтузиазмом, чем нынешней ночью. Молодому человеку эти слова понравились настолько, что он оставил разговор о порке и других извращениях, приготовленных им для нее. Хотя спать молодой женщине не пришлось, она старалась протянуть время, чтобы дождаться нанятой мадам де Рамо кареты, которая отвезет ее домой. Когда та прибыла около девяти часов утра, Тестар уговорила его открыть дверь, не забыв посулить встретиться в воскресенье. Молодой человек согласился на это и дал ей лист бумаги с его подписью на ней, прочитать которую она не могла.
Тем же днем Жанна попыталась обратиться к стражам закона. Но парижская полиция шестидесятых годов восемнадцатого века, подобно своим лондонским коллегам, состояла из чиновников, проживавших в собственных домах. Первые два раза, когда Тестар наведывалась в здание участка, ей говорили, что никого нет. Только вечером того дня она сумела сделать свое заявление.
Ни одна из отдельно взятых деталей рассказанной девушкой истории не указывала на то, что молодым человеком являлся Сад. Не имелось также каких-либо доказательств правдивости версии событий, изложенных Жанной Тестар. От нее, к примеру, следовало бы ожидать, что она никогда не подтвердит собственного согласия на анальный акт, так как это считалось преступлением, караемым сожжением на костре. Уголовный кодекс гласил, что наказание за проступок подобного рода в равной степени несли как мужчина, исполнявший акт, так и женщина, позволившая его.
Внешность молодого человека и его petite maison позволяли думать, что это был, несомненно, Сад. Его вызов, обращенный в небо, без особой надежды навлечь на себя гнев Божий, характер сексуальных вкусов также усиливают это подозрение. Лишенные сатанинских атрибутов, предложенные им акты выглядели так же, что и те, которыми он занимался с молодыми женщинами на протяжении последующей дюжины лет. В то время Сад, бесспорно, находился в Париже. Он покинул Эшоффур в Нормандии, в ста милях к западу от города, чтобы 15 октября встретиться в Фонтенбло с премьер-министром, герцогом Шуазелем, намереваясь просить о своем продвижении. Срок военной службы закончился, и, с его стороны, было вполне разумно ожидать, что ему подыщут тот или иной дипломатический пост, как в свое время случилось с отцом. К 18 октября маркиз, скорее всего, находился в пределах досягаемости дома знакомств на улице Сен-Оноре и реШе ггшзоп в предместье Сен-Марсо.
Луи Марэ и его коллеги имели одну специфическую улику, лист бумаги, на котором молодой человек оставил свою подпись. Сада арестовали 29 октября. Ответственность за его содержание под стражей, пока обстоятельства дела не будут доложены королю, взял на себя Антуан де Сартин, генерал-лейтенант полиции. Три недели спустя после ареста сына, 16 ноября, граф де Сад написал в Соман брату аббату. Petite maison маркиз снял и обставил на деньги, взятые в долг. Там он, по выражению графа, предавался debaushe outree {необузданному разврату (фр.)}, который настолько шокировал вовлеченных в него девушек, что они просто считали своим долгом поставить в известность полицию. Короля информировали обо всем и попросили наказать за подобное поведение по всей строгости закона. Сада заключили в замок Венсенн, расположенный на восточной окраине Парижа. Причем, проделали это без суда и следствия. В Венсенне ему надлежало оставаться до тех пор, пока семья не решит, в какую тюрьму его поместить. Граф Сад призывал брата опровергать сведения об этом деле, если история начнет распространяться в Провансе, и ни слова не говорить тетушкам маркиза. Как следует из материалов дела, Сада из Венсенна перевели в Нормандию, "чтобы иметь возможность пресекать слухи, которые могли начать распространяться".
Но еще до этих событий, 2 ноября, Сад сам написал Сартину. Это было письмо, написанное не бунтарем или богохульником, но человеком кающимся, - искренне или нет - это уже другой вопрос. "Я заслуживаю Божеской мести, - писал он. - Единственное, что я могу делать - оплакивать свои ошибки, корить себя за прегрешения. Увы! В руках Господних раздавить меня, не дав даже времени признать и прочувствовать их". Раскаиваясь, молодой человек теперь понимал, что к данному настоящему положению его привело пренебрежительное отношение к причастию. Он умолял позволить ему иметь слугу, предложив прислать человека, только однажды переступившего порог его petite maison в Аркей.
Далее в письме Сад ссылался на одну книгу, безнравственное содержание которой также способствовало возникновению нынешних проблем с полицией. Упомянутое издание в момент ареста будто бы было найдено и конфисковано, однако свидетельств в пользу того, что автором того произведения являлся он сам, нет. Естественно, ссылка на книгу вовсе не говорит об аресте за преступление, никакого отношения к Жанне Тестар не имеющее. Скорее, это служит доказательством того, что Сад опасался, как бы ему не предъявили еще одного обвинения, связанного, вероятно, с хранением в частном собрании печатной продукции порнографического характера, подобного тем "нечестивым" эстампам, которые, как следовало из материалов дела, девушка видела на задрапированной черной материей стене. Двадцать лет спустя, во время заточения в Венсенне, маркиз написал бывшему наставнику аббату Амбле о своих первых пробах пера. Он упомянул о заработанной куче денег на том, что, вероятнее всего, являлось эротическим романом в стиле Пьетро Аретино, а вовсе не на своих пьесах. О каком более раннем литературном опыте идет речь, нам неизвестно. Однако его ссылка позволяет думать, что он относится ко времени его путешествия по Голландии в 1769 году. Письмо, написанное Садом 2 ноября 1763 года, свидетельствует о том, что маркиза нужно скорее считать шутником, чем богохульником, а все его аксессуары в petite maison имеют большее отношение к театральному действу, изобретенному за десять лет до этого "Клубом адского огня" в Англии, чем к сатанизму. К его именитым членам, которые впервые собрались на развалинах Медменхемского аббатства на Темзе, относились сэр Франсис Дэшвуд, лорд Сэндвич, Джон Уилкс и Джордж Селуин. Дальнейшие их встречи проходили в пещерах, выкопанных в поместье Дэшвуда, близ его красивого палладианского особняка Уэст Уикома. Церемония скорее походила на костюмированный бал, чем на черную мессу. Единственный действительно страшный эпизод возник в тот момент, когда Уилкс к друзьям, пытавшимся в мерцании свечей вызвать из тьмы дьявола, внезапно выпустил черного бабуина. Правдивое освещение событий нашло отражение в записях бухгалтерской книги известной лондонской содержательницы публичного дома, Шарлотты Хейес. "18 июня 1759 года. Двенадцать весталок для аббатства. Нечто скромное и распутное для братьев". Как и petite maison Сада, "Клуб адского огня" считался в такой же степени местом для сексуальных упражнений, как и храмом для поклонения дьяволу. Его Idolum Tentiginis, выполненный в виде палки с головой птицы, обращенной назад с клювом в виде фаллоса, предназначался для молодых женщин, которые должны были скакать на нем.
Непристойная форма подобных ритуалов маскировала в Англии протест против католицизма. В своем случае Сад не мог воспользоваться этим оправданием. Как бы это ни казалось странным, но его покаяние приняли. 13 ноября Людовик XV подписал приказ о его освобождении из Венсенна. Молодому аристократу велели вернуться в Эшоффур, где ему предстояло жить под бдительным наблюдением собственной семьи. Тех, кто читал о его "развлечениях" с Жанной Тестар и другими девушками, ждало еще одно потрясение: маркиз де Сад вот уж шесть месяцев как состоял в законном браке.

- 2 -

К 1763 году отношения Сада с молодыми женщинами подразделялись на два вида. В одном случае в них он видел партнерш, которых нанимал для утоления своих плотских страстей, в другом - они представляли для него идеал для платонических и романтических ухаживаний. Создавалось впечатление, что маркиз страдал раздвоением личности, от которого он не избавился до самой могилы. Ни малейшей склонности к браку Сад не проявлял. Более того, своей тетушке Габриелле-Элеоноре де Сад, аббатисе Сен-Бенуа де Кавайон, в письме, датированном 22 апреля 1790 года, молодой человек написал, что основной причиной для женитьбы он считал необходимость, чтобы кто-то находился рядом и мог ухаживать за ним на склоне лет.
Все же весной 1763 года в возрасте почти двадцати трех лет Сад, по крайней мере, морально был готов рассмотреть кандидатуры девушек на роль маркизы. С тем, чтобы иметь возможность поухаживать за мадемуазель Лаурой-Викторией де Лори, дочерью из одной старинной провансальской семьи, он в марте посетил Авиньон. К ней в молодые годы маркиз испытывал наибольшую и, пожалуй, самую искреннюю страсть.
Граф де Сад, собственное здоровье которого оставляло желать много лучшего, с одобрением отнесся к ухаживаниям сына, поскольку хотел видеть его обустроившим свою жизнь. Относительно серьезности намерений Сада сомнений, казалось, не возникало. В то же время отношения молодых складывались далеко не платонически. В письме, написанном ей 6 апреля из Авиньона, Сад предстает большим ревнивцем, поскольку угрожает каждому из своих возможных соперников рассказать об их интимной связи. Мадемуазель де Лори, которой тогда исполнилось двадцать два года, казалась идеальным выбором на роль будущей маркизы де Сад. Но роман между ними дальше помолвки не продвинулся, хотя она продолжала оставаться любовницей Сада. В апреле 1763 года во время поездки в Прованс маркизу представилась первая возможность появиться в Ла-Косте в качестве наследника своего отца. Празднования по случаю его прибытия организовала его тетушка, мадам де Вильнев. Бывший владелец Ла-Коста, Клод де Симьян, в конце шестнадцатого века превратил неприступную крепость на вершине скалы в аристократическую резиденцию. Век спустя здание перешло во владение деда Сада. К преображенному замку вела массивная каменная лестница, начинавшаяся у верхнего уровня деревни, расположенной на северо-восточном склоне. Попасть туда можно было и с юго-западной стороны, минуя оливковые и миндальные рощи, посаженные аллеями, чтобы защититься от жгучих лучей солнца и мистраля.
В тот апрельский день 1763 года Сад вместе с небольшой компанией сопровождавших его лиц прибыл туда из Апта, расположенного с восточной стороны равнины. Они пересекли римский мост, Понт Жюльен, и их встретила кавалькада всадников и украшенных цветами повозок, нарядных, в лентах, пастушек и молодых людей в шляпах с кокардами, ягнят, убранных цветами и дарами. Сцена, будто заимствованная из "Женитьбы Фигаро", не обошлась без приветственного адреса и крестьянского хора. Вся процессия поднялась в замок, где праздник завершился банкетом и балом. Прежде чем ворота Венсеннской тюрьмы окончательно закрылись за ним в 1778 году, Саду довелось побывать в Ла-Косте еще около двенадцати раз. Наибольшим вниманием среди встречавшей его компании пользовался Сад у девушки шестнадцати лет, Марии-Доротеи де Руссе, которая пятнадцать лет спустя станет в замке компаньонкой Сада.
Несмотря на всевозможные проблемы маркиза, деревня Ла-Кост сохранит ему свою преданность вплоть до времени изменения ценностей, которые принесет с собой Революция, случившаяся четверть века спустя после его прибытия туда. Население деревни в 1770 году насчитывало 430 обитателей, составлявших 110 семей. Эти люди славилось своим расхождением во взглядах на вероисповедание, так не похожим на католическое послушание, свойственное жителям южной Европы. Религиозные разногласия были характерны для деревни уже в шестнадцатом веке, и в 1663 году возникла необходимость запретить протестантскую веру. Во времена правления Людовика XV к протестантству относились терпимо до тех пор, пока оно не становилось навязчивым. Пасторы устраивали богослужения в амбарах или в полях за селением. Однако в семидесятые годы восемнадцатого века, когда силы законопорядка прибыли в Ла-Кост, выяснилось, что предметом их внимания является не только неисправимый маркиз де Сад, но и причиняющие беспокойство протестанты.
Пока ранней весной 1763 года Сад находился в Провансе, отец его занимался анализом других вариантов. Все понимали, что финансовое состояние семьи теперь полностью зависит от правильной женитьбы молодого человека. Среди кандидаток на роль невесты в списке графа де Сада имелось имя Рене-Пелажи, двадцатилетней дочери Клода-Рене Кордье де Лоне, президента де Монтрей, возглавлявшего налоговую палату, функция которой состояла в том, чтобы с помощью податей собирать деньги для выдачи субсидий и обеспечения благополучия тех, кто в этом нуждался. Граф де Сад встречался с родителями Рене-Пелаши, и они ему понравились. На его взгляд, и отец, и мать относились к числу наиболее симпатичных и честных людей.
По знатности семейство Монтрей ни в какое сравнение не шло с "кланом" Садов, но их финансовое положение отличалось особой прочностью. Как не мог не заметить граф де Сад, Рене-Пелажи имела одну-единственную сестру, хотя вместе с ними наследниками непосредственного имущества семьи являлись девочка трех лет и еще более юный мальчик. Кроме того, у нее имелась бездетная тетка. Ее мать Мари-Мадлен Массой де Плиссе, президент де Монтрей, происходила из семьи, которая оставила заметный след в общественной жизни и сколотила приличное состояние. Она и ее муж могли позволить себе престижный, в смысле социального положения, брак с одним из отпрысков древнего рода, чтобы триумфальный блеск Монтрей стал достоянием всего света. Семейство Садов по своей родословной считалось безупречным. К тому же, о большей родственной связи с королевским домом Бурбонов Монтрей даже не смели мечтать.
Причитавшаяся доля наследства Рене-Пелажи составляла свыше двух сотен тысяч ливров, и сто шестьдесят тысяч ливров шло за ней в качестве приданого. Сам Сад после смерти отца мог рассчитывать на получение годового дохода, равнявшегося, примерно, сорока тысячам ливров.
В более романтические времена решение семей Садов и Монтрей могло быть встречено одной-двумя эмоциональными сценами, страстным отказом или даже побегом, но к данному известию Сад отнесся с философским спокойствием. Женитьбы не являлась синонимом сексуальной любви: мадемуазель де Лори могла оставаться его любовницей в Провансе, в то время как Рене-Пелажи де Монтрей предстояло стать женой в Нормандии или Париже. В самом же Париже любовь к театру превосходило его страстное желание быть любовником той или иной артистки. Но сексуальные связи маркиза с молодыми драматическими актрисами и танцовщицами оказались достаточно банальны. Но он не мог не заметить, что страх и изумление уличных девушек, вызванные его более чем странными предложениями сексуальных утех, в конце концов ни к чему хорошему не вели. Гораздо больше Сада привлекала возможность заинтересовать своими темными играми, выбранными им для драматизации, настоящую актрису. Если бы он смог ограничиться только этим, его семье, вероятно, больше не пришлось бы переживать из-за него.
Рене-Пелажи де Монтрей была яркой брюнеткой, высокая и статная, с темными глазами поразительной красоты, хотя черты лица не вызывали большого вдохновения. Но ее младшая сестра, Анн-Проспер де Лоне, разительно от нее отличалась, как внешне, так и по характеру: светловолосая, с голубыми глазами, более живая и даже несколько фривольная в своем поведении. Хотя впоследствии она станет более замкнутой, старательной и самой загадочной из двух сестер, сначала Анн-Проспер выглядела моложе и вела себя, как неопытная школьница, а не девушка восемнадцати лет. В ней чувствовалась чрезмерная восторженность, склонность создавать себе героя для обожания. По всему видно, что она совсем не прочь пофлиртовать со своим будущим зятем.
В своих письмах Сад описывает один эпизод, относившийся к тому периоду, когда семья гостила в Шато д'Эвр. Карета сорвалась с места, и в это время на дороге оказался ребенок. Рискуя жизнью, он бросился ей наперерез и спас малыша от грозившей ему опасности. Драма подобного рода, разыгравшаяся на глазах Анн-Проспер, не могла причинить сколько-нибудь вреда репутации галантного молодого кавалерийского офицера, с которым ее семью теперь объединяли общие узы.
Принято считать, что незадолго до женитьбы Сад предпринял попытку изменить брачный контракт с тем, чтобы жениться на младшей сестре, отдавая ей предпочтение перед более холодной и флегматичной старшей. Но мадам де Монтрей отвергла это предложение об изменении имени суженой. Возможно, в просьбе будущего зятя присутствовало нечто, что насторожило ее. Саду нравилась молодость и непосредственность Анн-Проспер. Но до сих пор девушки ее типа и возраста действовали только в его воображаемых гаремах, где в оргиях страсти и ужаса исполняли свои яркие, но претившие им роли.
Мадам де Монтрей, по собственной оценке Сада, оказала на его жизнь решительное и зловещее влияние. В глазах света она в избытке обладала тем, что ее зять называл очарованием, способным привлечь внимание самого дьявола. Физически привлекательная, мадам де Монтрей, к тому же, находилась еще в полном расцвете сил, напоминанием о чем служил трехлетний ребенок. Несмотря на враждебность, которую испытывал к ней Сад, в описании его друга мадемуазель де Руссе, она предстает как живая и соблазнительная женщина. Мать невесты выглядела миниатюрной, остроумной, энергичной и произвела на графа де Сада впечатление исключительно приятной собеседницы. Она разделяла любовь Сада к любительскому театру, и в доме ее брата в апреле 1764 года принимала участие
в двух пьесах, где вместе с ней играли Сад и Рене-Пелажи. Де Монтрей была начисто лишена обыденности и старомодности. Но для Сада было бы лучше, если бы дела обстояли иначе. К несчастью для него, она также представляла собой новое поколение аристократок, практичных и твердолобых в делах финансовых и житейских. Добиться ее порицания или недовольства оказывалось не так-то просто, но, если это происходило, уже ничто не могло изменить мнения этой женщины.
Возможно, она могла бы почувствовать неладное раньше, но, когда разразился скандал с petite maison Сада, мадам де Монтрей приняла точку зрения, что мальчишки всегда будут оставаться мальчишками. По своим внешним данным ее в то время еще вполне можно было бы называть "спортивной" или "светской дамой", хотя эти характеристики вошли в оборот в более поздние годы. После происшествия с Жанной Тестар 21 января 1764 года она написала аббату де Саду, заверив его, что не чувствует враждебности к его семье. "Чтобы искупить прошлое, вашему племяннику нужно не давать поводов для укоров в будущем". Потом вместе с дочерьми она с удовольствием увлеклась театральными постановками Сада. Монтрей в тот период гораздо больше волновало финансовое состояние графа де Сада. В первые месяцы после свадьбы стало ясно, что граф де Сад неминуемо приближался к банкротству, и по этой причине все труднее становилось выпрашивать у него деньги, которые он обещал платить сыну.
Для доставки свадебных приглашений семья Садов отправила слугу в черном и со шпагой в руке. Церемония имело место в Париже 17 мая 1763 года в церкви Сен-Рош на улице Сен-Оноре. Она проходила со всей приличествующей случаю помпой и не без благословения Людовика XV. С полами из белого с красными прожилками мрамора в поддерживаемых колоннами проходах и полукруглой части здания, устремляющимся вверх куполом и римским великолепием, выдержанная в стиле неоклассицизма, Сен-Рош была построена во времена царствования Людовика XIV. Расположенная в непосредственной близости от королевских дворцов и увеселительных заведений города, она являлась как нельзя более подходящим местом для аристократического бракосочетания. Свадебный контракт подписали двумя днями раньше в городском доме Монтрей на улице Нев дю Люксембург, близ дворца Конде и мест, где Сад провел свое детство.
Согласно брачному контракту, на семейство Монтрей возлагалась обязанность устроить для молодых дом в Эшоффуре и Париже. Граф де Сад передавал сыну недвижимость Ла-Коста, Мазана, Сомана и Ма-де-Кабан. Однако, за вычетом определенной денежной суммы, Саду ничего другого не оставалось, как довольствоваться одним лишь проживанием в полученных владениях. Аббат де Сад, проживавший в Сомане по приглашению брата, оставался по-прежнему там. Тем не менее вскоре начались споры относительно вклада графа в финансовое содержание своего сына. Де Сад-старший отказался от чести быть наместником короля в своих четырех провинциях в пользу своего сына. Хотя титул этот считался почетным, наместник получал от короля ежегодно сумму, равную десяти тысячам ливров. Теперь между сыном и отцом из-за денег возникла ссора, искусно подогреваемая мадам де Монтрей. Молодой человек утверждал, что папочка должен ему за наместничество за три предыдущих года.
В ссоре из-за денег, по словам графа де Сада, сын принял сторону семьи жены и выступил против отца. Старый человек напрасно приходил к нему, ища встречи, в то время как мадам де Монтрей принимали ежедневно. В семье бывшего солдата и дипломата время брало свое, и судьба оказалась не на его стороне.
В Авиньоне в 1762 году скончался старейший представитель семьи Садов - любящая бабка. Сам граф теперь находился в тяжелом состоянии. Водянка донимала пуще прежнего, и его тяга к жизни слабела. Жена Сада-старшего удалилась в монастырь кармелиток. После свадьбы сына жить ему оставалось не более четырех лет. Смерть, по крайней мере, избавила графа от величайшего из скандалов, связанных с именем Садов.
К маркизу, открывшему ее дочери двери в высший свет и непосредственное окружение короля, президентша де Монтрей сразу после свадьбы относилась с благодарностью и любовью. Сомневаться не приходилось, что молодой муж действительно обожал Рене-Пелажи и обращался с ней хорошо. Даже ущерб, нанесенный его репутации скандалом, связанным с делом Жанны Тестар, вскоре забыли. В новой ипостаси, принимаемый высоким судом в Дижоне летним днем 1764 года, он не без простительного преувеличения заверил всех присутствующих, что это "самый счастливый день в моей жизни". Принося присягу, Сад поклялся следовать примеру своих коллег, справедливо вершить правосудие и служить образцом для подражания, как для добродетельных, так и для нечестивых. В последующие годы ему пришлось стать не столько вершителем правосудия, сколько ответчиком уголовного суда. Брак его продолжал процветать. Несмотря на то, что в 1764 году Рене-Пелажи после рождения мертвого ребенка слегла в постель, пара подарила мадам де Монтрей трех внуков. Луи-Мари де Сад, старший сын, родился в январе 1768 года, и на его крещении присутствовал принц де Конде и принцесса де Конти. Второй сын Донатьен-Клод-Арман родился 27 июня 1769 года, а дочь Мадлена-Лаура - 17 апреля 1771 года. Обоих мальчиков мадам де Монтрей любила до самозабвения, проявляя при этом ревность собственника, которая стала причиной многих неприятностей.

- 3 -

Через шесть месяцев после свадьбы счастливому браку был нанесен первый удар, когда Сады и Монтрей получили известие об аресте Сада в Париже 29 октября 1763 года. Удар этот смягчили привилегии, которые, благодаря отцу, Сад получил в Дижоне в 1764 году. Скандал вызвал у мадам де Монтрей чувство дискомфорта. Все же, как отмечалось в письмах к аббату де Саду, она верила, что женитьба окажет на ее зятя благотворное влияние, тем более, до сих пор для Рене-Пелажи он являлся надежным и ответственным мужем. Однако уж имелись сведения, что его проступок являлся не единичным импульсивным актом распутства, а имел давнюю предысторию. Если верить предупреждению, сделанному Луи Марэ владельцам публичных домов 30 ноября 1764 года, на Сада в полиции имелось солидное досье.
Но в 1763 году надежда еще как будто существовала. Губернатору Венсенна заключенный под стражу маркиз принес свои самые искренние извинения и сожаления. Сад только попросил разрешения увидеть свою любимую жену и, если это будет возможно, позволить этому дорогому существу вернуть его на путь праведный, с которого он, к сожалению, сбился. Сартину, генерал-лейтенанту полиции, маркиз признался, что заслужил свое тюремное заключение. Он попросил разрешения увидеться со священником, уверяя, что его арест и заключение под стражу являются выражением Божьей милости и это поможет ему обрести душевный покой и осмотрительнее вести себя в будущем. Любое предложение, направленное на то, чтобы сделать Сада изгоем общества, воспринималось как чудовищное. 16 марта 1767 он и Рене-Пелажи присоединились к королю и королеве, дофину и его сестре, принцессам и графам Прованским и Артуа в качестве свидетелей на бракосочетании графа де Куаньи и мадемуазель де Руасси.
Саду приходилось много времени проводить в непривычном окружении северной Франции. Когда в 1763 году его выпустили из Венсенна, непременным условием освобождения стала необходимость жить под наблюдением семьи Монтрей в Эшоффуре. Ранним зимним днем карета, в которой он пересек Париж и миновал Версаль, начала путешествие длиной в сто миль по дороге, ведущей в Аржантан, Вир, Мортен, к холмам у основания Шербургского полуострова. Эшоффур располагался неподалеку оттуда, хотя поездка занимала несколько дней. Долгая волнистая дорога проходила среди лесов, поднимавшихся по обе стороны. Деревья стояли, погруженные в мрачную, пугающую мглу. На перекрестке небольшого городка Л'Эгл карета свернула на север и через несколько миль наконец подъехала к поместью Монтрей с его простым каменным домом в Эшоффуре, расположенном среди перелесков на холме, откуда открывался вид на деревню, поля и дальние леса нижней Нормандии.
Местность совсем не походила на Прованс, хотя лесные тайны так же нашли отражение в прозе Сада, как и горные замки Воклюза. Длинный и узкий дом стоял в окружении садов, обнесенных стеной. Ничего живописного не присутствовало в его белых стенах и высокой крыше. Он служил центром процветающей сельскохозяйственной общины, с полями и амбарами, в такой же степени характерными для северной Европы, в какой виноградники и поросшие оливами склоны Ла-Коста или Сомана обычны для юга. Южнее Эшоффура начинался Ла-Манш. Южнее Ла-Косты - Средиземное море. Этому разделению культур еще предстояло сыграть свою роль в конфликтах, которые ожидали маркиза.
В Эшоффуре у Сада и Рене-Пелажи спальни были смежными, их окна выходили на лесную чащу, тянущуюся к югу. В нескольких футах от них располагалась комната Анн-Проспер, выходившая окнами на парковую аллею деревьев с северной стороны. Хотя младшая сестра, возможно, и поглядывала на своего зятя с гордостью и обожанием, никаких доказательств того, что в тот период между ними существовало сексуальное влечение друг к другу, кроме как на подсознательном уровне, не представлялось. После шести месяцев безупречного поведения в Эшоффуре, в мае Саду позволили посетить высокий суд Дижона в его официальной должности наместника провинции. Находясь там, он какое-то время посвятил чтению манускриптов позднего Средневековья, хранившихся в монастыре Шартреза. В этих рукописях содержались описания фрагментов истории Франции четырнадцатого и пятнадцатого веков. Сада больше всего интересовали драмы, связанные с убийством, предательством, пытками во время гражданских разногласий и политической нестабильности, которые характеризовали эпоху правления Карла VI и его королевы Изабеллы Баварской. Во время своей весеннего визита в Дижон он делал из рукописей выписки, сложившиеся в последние годы жизни в исторический роман "Изабелла Баварская, королева Франции". Маркизу повезло, что он успел сделать эти записи в 1764 году, поскольку с приходом Революции и документы, и памятники Шартреза погибли в момент революционного рвения республиканцев. Эти деяния Сад назвал актом "безумного вандализма" того времени. Естественно, ни о какой присяге новому порядку речи быть не могло.
Из Дижона в Эшоффур он вернулся через Париж, где оставался до сентября 1764 года. К тому моменту требование проживать в нормандском поместье оказалось отменено свыше. Снова перед ним лежала широкая дорога, соединявшая Л'Энгл с Версалем. Теперь полиция или Монтрей почти не могли уследить за ним, потому что Сад снимал квартиры в городе и Версале, в которых проводил не больше одной ночи в компании выбранной им девушки. Его petite maison находился в Аркей, лежавшем в нескольких милях к югу от Парижа среди недавно разбитых парковых насаждений, где виллы для себя начали строить аристократы и богачи города. Моду эту ввел Людовик XV, устроив в Версале Парк-о-Серф. Королевский гарем набирался из красавиц, которым вменялось в обязанность все помыслы Людовика направлять исключительно на особ женского пола, но никак не мужского, чего некоторые особенно опасались. Одна из наиболее известных девушек - пятнадцатилетняя Луиза О'Мерфи, которую можно увидеть на холсте Буше, где изображенная в нагом виде, она лежит распластавшись лицом вниз на шелках и бархате дивана, небрежно раздвинув ноги и выставив грудь в манере, которая пришлась бы Саду по вкусу.
В подобном моральном климате никто не собирался докучать маркизу до тех пор, пока он вел себя осмотрительно. Несмотря на то, что имя Сада все еще встречалось в отчетах Луи Марэ, воспоминания о скандале, связанном с Жанной Тестар, практически выветрились из памяти полиции.
Теперь в качестве любовницы в Париже Сад выбрал восемнадцатилетнюю актрису из "Комеди Итальян", мадемуазель Колетт. Несмотря на весьма юный возраст и невинный вид, девица славилась своим крайне развратным поведением. Сначала он делил ее вместе с маркизом де Линьере, но тот в скором времени отказался от своих прав на актрису, и она стала всецело принадлежать одному Саду. К концу 1764 года бдительный Марэ записал в своем отчете, что Колетт спала с маркизом три раза в неделю. 16 июля 1764 года Сад с откровенной лживостью написал ей, что трудно ее видеть и не любить и невозможно любить и не говорить об этом. Поскольку она, вероятно, не знает его имени, добавлял он, его слуга, через которого она может передать ответ, к ее услугам.
Мадемуазель Колетт такая наглость оскорбила, во всяком случае, она приняла оскорбленный вид. В тот же день Сад отправил ей второе письмо, в котором сообщал, что находится у ее ног и сгорает от желания загладить вину. Когда спустя шесть месяцев они поссорились, актриса пригрозила обнародовать его письма. Резко изменив тон, маркиз потребовал, чтобы она вернула ему их, хотя тут же ее заверил: "Женская мстительность всегда презренна, и сейчас я пишу тебе только с тем, чтобы доказать эту истину, и никаких последствий не опасаюсь".
Марэ и его соглядатаи продолжали вести слежку за Садом и наблюдать развитие его отношений с актрисами и девушками из балета. У инспектора не возникало ни малейших сомнений относительно того, чем маркиз занимается каждую вторую ночь в своем petite maison в Аркейе. Время от времени камердинер Сада подбирал в центре Парижа группу девушек и привозил в особняк, где для удовольствия хозяина их пороли плетьми. Констебль из Бурж-ле-Рейн, расположенного южнее Аркейе, заметил, что избиения женщин стали одним из наиболее частых развлечений Сада. Но, поскольку жалоб от жертв не поступало, вмешательство в это дело не представлялось возможным. Объяснялось это, вероятно, тем, что девушки, о которых шла речь, в большей степени страдали от рук закона и не получали при этом ни гроша, в то время как Сад щедро оплачивал их услуги. Для большинства из них вознаграждение равнялось месячному жалованию, хотя лакей маркиза и вычитал из причитающейся суммы расходы на карету для доставки "прелестниц" в особняк и домой. В целом, сведений о происходящем почти не существовало.
Жан-Франсуа Балле, общественный прокурор района Аркейя славился своей профессиональной скрупулезностью. Он описывает подробности одного февральского вечера 1768 года, когда слуга Сада отправился в предместье Сен-Антуан - рабочий район в восточной части Парижа, прилегающий к Бастилии. Иного выбора у него не было, поскольку Марэ, как следует из его записи 16 октября, предупредил содержательниц фешенебельных домов терпимости, с которыми Сад ранее сотрудничал, и они, "зная о том, на что он способен", давать ему девушек отказывались. Маркизу ничего не оставалось делать, как обратить свой взор на девушек, "менее притязательных", которые поддавались на уговоры его слуг. В тот февральский вечер лакей вернулся с четырьмя девушками, некоторые из них на вечер Сада, вероятно, прибыли впервые. Их провели в его комнату, где разворачивалось действо. Женщины разделись и поодиночке или вместе подверглись порке. Имел ли Сад с ними половые связи и какого рода, Балле не знал. Тем не менее, когда вечерние развлечения закончились, маркиз для всех устроил ужин. После этого, вполне вероятно, могли последовать другие сцены "разврата", по завершении которых слуга получил распоряжение отвезти девушек в город. В заключении своего наблюдения общественный прокурор написал, что Сад, как и полагается джентльмену, через лакея заплатил им, при этом три франка из двадцати тот оставил себе, чтобы покрыть расходы на транспорт. Что-либо предпринять по этому поводу оказалось нельзя. К тому времени, когда эти сведения достигли Балле, установить личности девушек уже не представлялось возможным. Также не имелось доказательств их участия в описанном действии против своей воли. Глупо было бы предполагать, что девушка могла согласиться подвергнуться наказанию, считавшемуся прерогативой закона, не совершив правонарушения. Раз она не возражала, то и говорить не о чем. В любом случае, чтобы доказать что-то, требовались более весомые аргументы. Способ получения информации о роде занятий в petite maison свидетельствует о том, что Сад скупился платить извозчикам нанимаемых экипажей за сохранение этой информации в тайне. Несколько ранее он поскандалил с одним из них по поводу оплаты, когда тот приехал в Аркей, и во время ссоры нанес ему удар. Откровенные излияния о его извращенных удовольствиях, полученных в тот февральский вечер 1768 года, вероятно, являлись своего рода местью того извозчика, пожелавшего сравнять счет, или его коллег.
Несмотря на то, что сие вызывало негодование его соседей в Аркейе, девушек для плотских ночных утех Сад предпочитал нанимать группами. Кроме того, это в какой-то степени позволяло им чувствовать себя в относительной безопасности. Ему даже приходилось испытывать некоторые неудобства, поскольку он едва ли мог выдержать несколько половых актов, необходимых для приведения в исполнение его эротических мечтаний. В своих литературных творениях одинокому герою, осаждаемому группой юных рабынь, маркиз предлагает несколько способов и рецептов по восстановлению потенции. Например, в примечании в "Жюстине" он пишет, что девушка, обслуживающая подобного мужчину, должна уметь владеть руками и губами, а также знать, как использовать согретую одежду, а сам мужчина обязан иметь опыт по внутреннему и наружному применению алкоголя.
На практике и в теории художественного вымысла в спектаклях Сада на помощь герою и в качестве его замены приходили слуги мужского пола. Банальная оргия превращалась в хорошо поставленный спектакль, хотя разворачиваемое в нем действие выглядело вполне реально. Ход событий и их детализация, как правило, разрабатывались Садом заранее. Использование других мужчин, послушных приказам героя в отношении с молодыми женщинами, является стержневым моментом "120 дней Содома". Fouteurs {исполнители (фр.)} не играют самостоятельной роли в схеме событий, а только являются уполномоченными представителями своих хозяев, воплощающими в жизнь самые невероятные предложения, которые при виде столь прекрасного гарема приходят на ум их господам.
Ходили слухи, что для своих развлечений в petit maison в Аркейе Сад использовал не только девушек, но и мальчиков. Хотя они вполне могли помогать ему с девушками из предместья Сен-Антуан, имелись все основания подозревать Сада в бисексуальности, проявления которой вскоре стали более заметны. Ла Мьерр из Французской академии однажды на вечере оказался сидящим рядом с Садом, которого назвал "одним из тех очаровательных людей, главное достоинство которых состоит в том, чтобы развлекать мужчин и утомлять женщин рассказами о сексуальных победах, порой реальных, но большей частью вымышленных". Ла Мьерр более чем достаточно узнал своего соседа, когда тот, повернувшись к нему, как бы между прочим поинтересовался, кто в академии самый красивый мужчина. На что Ла Мьерр холодно ответил: "Никогда не думал на сей счет. Лично я всегда полагал, что вопрос мужской красоты находится в сфере интересов того типа людей, имена которых в приличном обществе не произносятся". Снобу горячо зааплодировали те, кто считал, что Сад к использованию пола противоположного присовокупил развращение лиц одного с ним пола.

- 4 -

Маркиз все еще продолжал делать различия, пусть не абсолютные, между любовницами, с которыми предавался более привычным любовным утехам в своих парижских апартаментах, и теми девушками, которых нанимал для развлечений в petit maison. Молодые актрисы типа мадемуазель Колетт, как правило, не отказывались от содержания в двадцать пять луидоров в месяц за то, чтобы переспать с ним, время от времени принимая участие в сексуальных фантазиях, подсказанных ему собственным богатым воображением. Но в число женщин, нанимаемых для оргий в Аркейе, они не входили. Нет никаких свидетельств в пользу того, что у себя дома он тоже занимался групповым сексом, прибегал к порке, спринцовкам и клизмам, которые были в ходу на устраиваемых им вечерах. В этом ничего удивительного не было, так как мужчина такого типа, как правило, жил в Париже нормальной жизнью женатого человека, а для удовлетворения нескромных желаний держал petit maison. Сад же парижские апартаменты использовал для удовлетворения нескромных желаний, а petit maison - для таких форм извращений, который закон не без оснований классифицировал как "outree" {чрезмерные (фр.)}.
К концу 1764 года двадцатичетырехлетний Сад снискал себе такую репутацию, что большинство публичных домов Парижа, не без содействия полиции, отказывались открывать перед ним свои двери. В Аркейе девушки подвергались порке и ходили упорные слухи о содомии. Но обвинения эти до уровня официальных не поднимались, поскольку и сами нанятые женщины имели все основания опасаться последствий придания делу законного хода. В начале 1765 года у маркиза появилось много других дел, которые заставили его на некоторое время забыть о публичных домах и их обитательницах. Мадемуазель Колетт ему порядком надоела, и он сменил ее на мадемуазель де Бовуазен.
В свои восемнадцать лет де Бовуазен выглядела настоящей красавицей и находилась на содержании графа дю Барри. Она училась балетному мастерству для выступлений в "Опера", но, как говорили, техника на сцене значительно уступала ее искусству в спальне. Наряду с другими танцовщицами, включая мадемуазель Ле Клер, мадемуазель Ривьер и мадемуазель Ле Рой, воспитанницами Королевской академии музыки, она входила в число любовниц Сада. По свидетельству философа Ла Меттри, неразборчивость в половых связях стала неотъемлемой частью профессии, получаемой в стенах балетной школы. В случае мадемуазель Бовуазен, Сада к ней могли привлечь слухи, что свою благосклонность она распространяет не только на мужчин, но и на женщин. Кто лучше, чем такая молодая женщина, мог подыскать участниц для его развлечений? Более того, у нее для таких целей имелось два дома. Один удобно располагался на улице Сен-Оноре, второй - на Дез-Экю.
Летом 1765 года Саду пришлось посетить Ла-Кост. Дела поместья и необходимость собрать налоги требовали там его присутствия. Ожидалось, что он прибудет в качестве губернатора Мазана. Эту должность раньше занимал его отец, а маркиз теперь получал жалование, выплачиваемое королевским казначейством. В Провансе выразили одобрение, когда узнали о его приезде в сопровождении своей молодой жены. Супружескую пару деревенские жители встречали в июне, и замок на вершине холма стал местом увеселений, устроенных Садом для соседей и гостей. Дом в Мазане с красивым эркерным фронтоном смотрел на виноградники и вишневые сады, простиравшиеся на равнине, тянувшейся до Карпентраса, расположенного на западе. Лето он провел, живя то в романтическом шато Ла-Коста, возвышающемся над деревней на вершине холма, то в городском доме в Мазане.
Маркиза де Сад разделяла увлечение мужа любительским театром и летом 1765 года принимала активное участие, в его постановках в Ла-Косте. Северная галерея замка стала для Сада тем местом, где он нашел выход своим честолюбивым замыслам драматурга и режиссера. Те, кто видел маркизу, воплощавшую свои драматические таланты, не могли не любоваться ее красотой, хотя она оказалась не такой высокой и величавой, как ожидалось. Удивление вызывало то, что, отдаваясь актерской игре, женщина совершенно забывала о своем положении в обществе. Из Сомана приехал аббат де Сад, увидел ее на одном из летних банкетов в Ла-Косте - и разразился скандал. Та, которую гости и деревенские зрители принимали за маркизу де Сад, на самом деле оказалась мадемуазелью де Бовуазен. Саду очень хотелось привезти любовницу в Ла-Кост, чтобы использовать ее театральный талант в постановках своего частного театра. Но лучшего способа, чем выдать актрису за свою жену, которая в то время находилась в Эшоффуре, он придумать не мог. Слишком маловероятным представлялось то, что те, кому будет представлена мадемуазель де Бовуазен, знают, как на самом деле выглядела маркиза де Сад. Словом, если бы на будущий год в Ла-Кост вместе с мужем отправилась бы настоящая маркиза, никто из арендаторов не рискнул бы обвинить ее в самозванстве.
Аббат де Сад, сообразил, что эта молодая женщина не может быть женой его племянника. Какое-то время, казалось, он держал секрет при себе. Но некоторая несообразность ее поведения и манер дала повод для пересудов. Слухи распространились и достигли Эшоффура. В Провансе тетушка Сада, аббатиса де Кавайон, написала ему укоризненное письмо. В ответ маркиз не посчитал нужным скрывать личность любовницы, которую привез в Ла-Кост. Более того, он вместо извинений сам перешел в наступление, напомнив тетке, что та не слыла такой моралисткой, когда ее собственная сестра, предположительно мадам де Вильнев, открыто жила со своим любовником. "А тогда Ла-Кост вы не считали проклятым местом?"
Новости, достигшие ушей мадам де Монтрей, тещи Сада, не могли не встревожить ее. Но гнев свой она первым делом обрушила на аббата де Сада, обвинив его в том, что тот во время пребывания в Ла-Косте, обнаружив обман, промолчал. Монтрей говорила, если все прочие тайные измены Сада считались оскорбительными для дочери и ее самой, то его уловка с мадемуазель де Бовуазен явилась пощечиной всему Провансу. С укоризной в тоне, больше похожей на сетование на судьбу, она добавляла, что ей и всей семье и так пришлось много потрудиться, чтобы замять прежний скандал и позаботиться об интересах ее зятя, а вместо благодарности в ответ на эти их труды они получили выходку с мадемуазель де Бовуазен. Но аббат де Сад, видя, как может оказаться побитым Монтрей, с одной стороны, и аббатисой Кавайонской, с другой стороны, отступился от них всех и заявил: на банкете в Ла-Косте он не присутствовал и даму, сопровождавшую племянника, не видел.
Предоставив семействам разбираться между собой, Сад, забрав мадемуазель де Бовуазен, уехал в Париж, не сообщив о своих передвижениях ни отцу, ни Монтрей. Но для подобной скрытности у него имелись и другие основания. За время, прошедшее после освобождения из Венсенна, он успел наделать массу долгов. Мало того, что маркиз являлся сам должником, он был еще и сыном должника. И выручить его из этой беды не могло никакое будущее наследство. Отец почти ничем не помогал, а занимаемое им привилегированное положение в обществе заставляло его лишь тратить средства, а не зарабатывать их. К длинной чреде, состоящей из полицейских, тещи, обиженных девушек и рассерженных мужчин, каждый из которых стремился рассчитаться с незадачливым молодым аристократом, присоединились теперь кредиторы и их судебные приставы.
Несмотря на все эти неприятности, Сад отказался вернуться в Эшоффур, заявив, что для утверждения своего положения в обществе нуждается в точном установлении своей родословной. Правда, Рене-Пелажи он не покинул и не забыл о ней, как не забыл о ее младшей сестре. Скрываясь в безопасности лесов и холмов нижней Нормандии, Анн-Проспер по-прежнему питала к молодому красивому маркизу что-то вроде страсти, свойственной школьницам. Ее семья непроизвольно усилила увлечение, отослав дочь в качестве "канонессы" в монастырь близ Клермона. Это не считалось уходом из мира, поскольку платились деньги и она имела право выйти замуж, а скорее походило на любопытное наложение школьного режима на взрослую жизнь. И все же в шестидесятые годы далекое от праведного поведение Сада начало подсознательно вызывать ревность к сестре, которая на законном основании имела право разделять сексуальные услады маркиза. Любовницей Сада Анн-Проспер еще не стала, но теперь ее появление в этой роли стало только вопросом времени. Согласно точке зрения Краффт-Эбинга, две сестры в Эшоффуре послужили для Сада прообразами двух наиболее известных сестер из садовской прозы - Жюстины и Жюльетты. Согласно этой версии, Рене-Пелажи пребывала в роли скромной и послушной жены, воспитанной в полном согласии с традиционными понятиями о добродетели. Черпая вдохновение из проявляемой к нему тяги Анн-Проспер, маркиз мог нарисовать трепетность женской кровосмесительной чувственности.
Несмотря на неодобрительное отношение Монтрей, Сад в скором времени привлек обеих сестер к участию в театральных постановках своего театра в Ла-Косте. Это давало ему власть манипулирования, которая совсем не многим отличалась от его собственных драматических почти кровосмесительных фантазий в таких произведениях, как "Преступления из-за любви" или в "120 днях Содома", с их более сардоническим использованием жен и дочерей. Даже находясь в разлуке с дочерьми Монтрей и занимаясь развитием талантов мадемуазель де Бовуазен или девушек, развлекавших его в petit maison в Аркей, Сад в письмах к Рене-Пелажи прививал молодым женщинам в Эшоффуре чувство сексуальной свободы. Тон этих писем позволяет также считать, что маркизу доставляло злорадное удовольствие срывать покровы догматичности и нравственной чистоты, которые предназначались для сохранения полового самосознания сестер. Со своим мужем Рене-Пелажи всегда оставалась нежна и преданна, но в следующее десятилетие она грозилась прекратить всяческую переписку с ним. Своими самыми возмутительными взглядами и предложениями Сад делился с ней под видом антропологического открытия. Этим приемом он воспользовался в философском романе "Алина и Валькур".
В последующих письмах он с энтузиазмом писал о короле Ассама и его гареме, состоявшем из нескольких сотен девушек. Из их числа одних он выбирал для порки в свое удовольствие, других - для упражнений в искусстве владения саблей. Еще Сад описывал Великого Монгола с конюшней из дюжины женщин, на спинах которых он ежедневно катался в паланкине, словно установленном на спине у слона. Но при этом маркиз указывает, что император по всем стандартам своей религии и культуры считался человеком благочестивым. Если умирал принц крови, свое горе он выражал тем, что собственными руками убивал всех девушек, какими бы сексуально привлекательными они ему не казалась. Этот ритуал был данью уважения к усопшему принцу, стоившей ему трудов, связанных с восстановлением коллекции, которой суждено развлекать его до смерти очередного члена королевской крови.
К подобному поведению, как лаконично замечал Сад, относились с одобрением в культурной среде, где таких традиций придерживались. Этот пример иллюстрировал абсурдность попыток установить абсолютную или универсальную мораль. И потом, словно сестры Монтрей являлись потенциальными субъектами такого режима, он заверял их, что монгольский император и его подражатели имели во много раз более разумную систему управления своими женщинами, чем любая из существовавших в Европе.
В 1767 году, удалившись от мирской суеты, умер граф де Сад. Несколько лет они жили с женой врозь, и теперь, как выяснилось, долг его составлял 86000 ливров. Сомневаться не приходилось - молодая пара и их дети будут всецело зависеть от Монтрей. Доход самого Сада как губернатора, проживающего за пределами своей провинции, равнялся 10000 ливров в год, но этого, в любом случае, не хватало. К тому же, за первые четыре года он не получил ничего.
Позже маркиз скажет, что в детстве практически не видел отца. Аббату Амбле он характеризовал его как "добрейшего из отцов и лучшего из друзей", хотя, скорее всего, это лишь риторическое заявление, высказанное в силу сыновьего долга и желания сказать то, что аббат хотел от него услышать. После смерти графа Сад продолжал использовать почетный титул маркиза, отдавая предпочтение ему перед унаследованным теперь графским титулом отца. Это позволяет говорить о его желании отдалиться от памяти отца.
Отношения Сада с мадемуазель де Бовуазен носили неустойчивый характер. Он порывал с ней, мирился, потом снова ссорился. Она забеременела от одного из своих любовников, но в декабре 1765 года, когда она стала любовницей герцога Шуазеля, беременности уже не существовало. В течение этого времени в постели маркиза одна девушка из балета сменяла другую, но никаких свидетельств в пользу того, что кто-либо из них принимал участие в его экстравагантных сексуальных играх, не имеется. В 1767 году, после рождения своего старшего сына, Сад начал пользоваться услугами одной профессиональной куртизанки в Париже и взял на содержание девушку из балета, мадемуазель Ле Клер.
К двадцати восьми годам в его жизни наступил покой, достигнутый равновесием распутства и скуки. Такое положение вещей являлось характерным для доброго большинства европейских аристократов середины века. Можно было даже предсказать, что к среднему возрасту, преодолев период довольно безобидной распущенности, он склонится к умеренности. Во всяком случае, все к тому шло, если бы не его выходка 3 апреля 1768 года.


далее: Глава пятая - РОЗ КЕЛЛЕР >>
назад: Глава третья - МИР РЕБЕНКА <<

Томас Дональд. Маркиз де Сад
   ПРЕДИСЛОВИЕ
   Глава первая - ОБВИНЯЕМЫЙ
   Глава вторая - ВЕЛИКИЙ СЕНЬОР
   Глава третья - МИР РЕБЕНКА
   Глава четвертая - ФИЛОСОФСТВУЮЩИЙ РАСПУТНИК
   Глава пятая - РОЗ КЕЛЛЕР
   Глава шестая - СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР
   Глава седьмая - СКАНДАЛ "МАЛЕНЬКИХ ДЕВОЧЕК"
   Глава восьмая - ДОМ МОЛЧАНИЯ
   Глава девятая - НОЧИ БАСТИЛИИ
   Глава десятая - ГРАЖДАНИН САД
   Глава одиннадцатая - ДРУЗЬЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
   Глава двенадцатая - ШАРАНТОН
   Глава тринадцатая - КНИГИ
   Глава четырнадцатая - УЧЕНИКИ ДЬЯВОЛА


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация